Почему Лукашенко не слышит «Матерей 328»?

Очевидно, это одно из многих заблуждений голодающих матерей. Они уверены, что Глава государства не знает их «правды», а только ту, которую ему докладывают чиновники. Протестующие все как одна считают, что их чадо осуждено по закону «незаконно».

Здраво и имеет ли основание такое убеждение матерей?

Скорее нет, чем да…

Во-первых, вряд ли Президент окружит себя свитой, которой не будет доверять. А если, кто-либо и не оправдывает доверия, то участь его известна. Как правило, снятие с должности по причине утраты доверия. Примеров более чем достаточно.
Потерять «кресло» за преподнесение Президенту недостоверной информации чиновнику вряд ли имеет обоснованный смысл. Риск выбыть из обоймы из-за доставки «плохих вестей» или показателей у чиновников тоже мал, если ни ничтожен.

Оснований верить чиновникам, а не людям у Президента достаточно. Кадры, сформированные из резерва, являются специалистами в своем профиле, направлении. Многие из них имеют богатый и разносторонний опыт работы. Кому логично и разумно доверять: специалистам и профессионалам или матерям с «тремя» классами образования (в большинстве, но не всем)?

Президент хоть и Глава страны, но имеет законом определенные функции и полномочия. Он не может (не имеет права) принимать все решения единолично и по своему усмотрению. Более того, имея многолетний опыт правления страной, Лукашенко, очевидно, приобрел достаточно мудрости, чтобы советоваться со специалистами. Тем не менее, не стоит отрицать, что Президент задаёт определенный тон.

Так слышит Президент или нет?

Скорее да, чем нет. Если слышит, то почему не отвечает и не удовлетворяет просьбы-требования матерей?

Во-первых, слышать — не значит соглашаться или выполнять (удовлетворять). Во-вторых, в нашем государстве, как бы мы не язвили, пусть и с перебоями работают принципы демократии: меньшинство подчиняется интересам большинства и это разумно.

Очевидно, большинство белорусского народа говорит наркотикам «нет». Это мнение и решение здравого большинства общества. Каждый гражданин Беларуси говорит «нет наркотикам» по- своему. Сотрудники правопорядка и розыска задерживают нарушителей, следователи расследуют, педагоги и преподаватели просвещают и информируют детей об опасности наркотиков, врачи — реанимируют…

Всем этим процессом сохранения здоровья и нравственности  белорусского народа руководит Президент. Именно он волевым решением задаёт «жесточайший» тон борьбы с наркотиками. Мы можем утрировать, язвить, быть несогласными и недовольными результатами этого руководства, но оно, очевидно, и здраво, и продуктивно.

Здраво, потому что наркотики, алкоголь, табак — смерть. Рано или поздно, но однозначно яд и вред.

Имеем право в силу воспитания, возраста, знаний думать о том, что «можно чуть-чуть», «ещё от этого никто не умер», «в Европе это разрешено», «пить — наша традиция», но наши думы-рассуждения не могут претендовать на истину в первой инстанции.

Человечество накопило огромный объем знаний о воздействии наркотических веществ на организм человека.  Учёные и врачи в большинстве сходятся во мнении о безусловном вреде наркотиков при «любительском» непрофессиональном использовании-употреблении.

Но, к сожалению, люди не в совершенстве научились применять знания на практике. Недостаток мудрости, слабоволие и жизненные обстоятельства сделали человечество уязвимым перед вредными привычками: курением, алкоголизмом и наркотиками. Тем не менее, разумные попытки борьбы делаются в каждом государстве, и степень продуктивности напрямую зависит от нравственных ориентиров общества.

Белорусская нация всегда декларировала высокии черты нравственность, для нас дороги такие ценности как семья, мир, честность. Наркотики разрушают не только перечисленные ценности, но в принципе любые общепризнанные ценности общества.

Полагаю, и Президент, и большинство белорусской нации, будучи не в силах побороть «зелёного змия» не готовы впустить ещё одно зло — наркотики. Вот и борются с ним всеми разумными способами: профилактикой, запретом, ограничением и даже жестким наказанием, что оправдано и востребовано. Ведь, если меры профилактики не действует, то мера страха наказания, очевидно, переломила желание употреблять и распространять. Ликвидируя не только предложение (распространителей), но и спрос (потребителей) государство проводит разумную и продуктивную работу по сохранению здоровья нации.

Чего хотят и с чем не согласны голодающие «Матери 328»?

Мамы, чьи дети оступились, как правило, не единожды, не согласны с  «классификацией» совершенного преступления и мерой наказания. Они имеют право отстаивать и в законом установленном порядке просить пересмотра дела, надеяться на смягчение, продолжать любить своих чад и даже голодать.

К видео: мать, у которой ребенок дважды попался за употребление наркотиков, но она не виновата. Она собралась спасать других детей.

Материнские чувства понятны, но не всегда оправданы. Всем известно, что материнская рука не всегда поднимется для справедливого, заслуженного наказания ребенка, а оно незаменимо и полезно. Возможно, именно поэтому семья гармонична и состоит из чувствительной женщины и твердого мужчины для «сбалансированного» воспитания.

Почему Президент не «воспринимает» материнских чувств и здраво ли это?

Президент сам являет отцом и отцовские чувства ему не чужды. Безрассудность материнских чувств в данном случае заключается в том, что они де-факто согласны и не возражают против употребления наркотиков своими детьми.

Матери также не согласны с «распространил», они не считают своих детей реализаторами,  дилерами, распространителями. Полагаю, лексическое и правовое толкование слова «распространить» имеет разное понимание и трактовку у юристов и матерей. Матери, очевидно, понимают под распространением передачу третьим лицам с целью получения денежных средств, но не стоит забывать, что «передал другу покурить» тоже является распространением.

К видео: оспорьте его слова.

Они не видят в том ничего плохого, равно как гораздо большее количество матерей не считает вредным уплотнение алкоголя и курение.

Здраво ли это??? Очевидно, матерей самих нужно «лечить».

Худшим в данной ситуации являет то, что «Матери 328» де-факто выступают за легализацию наркотиков в Беларуси!

Это чудовищно и преступно! Что движет матерями? Можно ли такие посылы и пожелания назвать материнскими, любовью к детям?

Нет, нет и ещё раз нет!

Хотя плоды таких «движений» уже есть — Лигалайз Беларусь. Граждане, выросшие от горшка на два вершка, лучше своих отцов знают право человека на собственную гибель.

От автора.

Автор и любой человек воспитывающий детей сопереживает матерям их переживаниям. Вряд ли у кого ютятся чувства злорадства и «так им и надо».

Тем не менее, стоит понимать, что негативная реакция общества к действиям матерей является заслуженной и справедливой. Выступая на шествиях, некоторые матери имеют смелость дискредитировать власть и опорочить имидж государства, хотя не оно заставляло их детей употреблять наркотики. В адрес журналистов, СМИ и материалов произносить уничижительные слова «газетёнка», «статейка» и прочее. А сами хотят уважения.

Ни СМИ, ни журналисты не имеют смысла делать из матерей «монстров». Монстров из людей делают наркотические средства и алкоголь.

Не единожды «Матери 328» организовывали протестные акции для привлечения внимания через церковные мероприятия (молебны). По-моему грешно использовать Божье для своих личных корыстей, так сказать путать Дар Божий яичницей.

Ежели вы действительно настолько религиозны, то должны знать, что судьба человека от Господа и все, что происходит с нами, не без его ведома, но в большинстве по нашей вине. История знает много случаев осужденных невинно или по оговору, и все они терпели безвинно.

Сожалеем, сопереживаем, желаем вам и вашим близким пройти эти испытания, наказания с достоинством, верой и в полном здравии с пониманием должного смирения.

Голодание – не смирение, голодание – протест.

То, что матери голодают, безусловно, создаёт резонанс, но приносит и пользу.  Голодание является очень мощным инструментом оздоровления и омоложения всего организма.

Автор: Алексей Голиков

комментариев(я) 2

  1. Неубедительно написано и неправда. Всем извесно, что происходит в стране, в судах, как проводятся следствия, как работают оперативные сотрудники. Я верю матерям, они говорят правду, а государство и силовые структуры уже очень давно утратили свой авторитет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *