Русофобия мешает пониманию исторических закономерностей

Известный своей русофобией Пальчис снова отметился своей ненавистью к русским в публикации «Как 3 июля выгнали оккупантов. Неизвестная история Минска 1660 года». Ныряя в глубь веков, подобные люди ищут и находят немало примеров, призванных разжечь в сердцах белорусского народа пламя русофобии, а значит посеять вражду для того, чтобы собрать урожай на поле идеологической битвы. Анализируя подобные тексты, мы должны всегда иметь в виду, что история — это наука, изучающая всевозможные источники о прошлом для того, чтобы установить последовательность событий, объективность описанных фактов и сделать выводы о причинах событий. Пальчис и ему подобные блогеры этим требованием пренебрегают, уводя читателя в мир фактов, дат и совпадений…

Между тем, середина 17 столетия – важный этап развития мировой цивилизации. И нам не обойтись без осмысления причин и условий, породивших в те времена действительно имевший место рост озлобленности в Восточной Европе и кровавые потопы, захлестнувшие территорию, которая и ныне остаётся своеобразной бомбой замедленного действия. Как метко выразился некогда Карл Маркс – национальный вопрос – архиважный вопрос! И тут нет мелочей, и не должно быть игнорирования тех сторон, которые упорно и настойчиво обходят стороной историки – недоучки… Во всемирной истории Восточной Европы 17 век неразрывно связан с официальным оформлением крепостного права, пронизывающего все стороны хозяйственной и общественной жизни, культуры, быта, внутренней и внешней политики государств и судеб. По меткому замечанию Владимира Ленина с 17 века начинается «новый период русской истории». Его отличительной чертой явилось действительное фактическое слияние всех областей, земель и княжеств в одно целое». И причины этого объективного и характерного для всех стран и народов явления, как убедительно показано в книге В. Ленина «Что такое друзья народа и как они воюют против социал – демократов» в усиливающемся товарном обмене, концентрацией рынка, то есть дорогих серджцу либералов буржуазных отношений. Толчок к этому дала эпоха Великих географических открытий и прежде всего морскими походами португальских и испанских пиратов в поисках альтернативных торговых путей в «Индии» за золотом, серебром и пряностями. После открытия Америки и грабежа золотых сокровищ индейцев в Европу хлынул поток золота, после чего резко возросла покупательная способность власть имущих, а вместе с этим росли и цены на хлеб и промышленные товары…

В итоге многочисленных войн, порождённых относительно новым явлением рыночной стихии и волною прокатившихся по Европе, немало было пролито крови, полыхало множество пожаров…

Господин Пальчис в этом хаосе отдельной строкою выделил трагедию Минска, который «за годы московской оккупации превратились в разграбленный край, где царили голод и смерть». Дата 3 июля 1660 года, когда Минск снова временно отошёл к Речи Посполитой, по версии Пальчиса, является важной в судьбе белорусского народа. Положение Минска после пятилетнего периода прифронтового города Пальчис характеризует словами из документов варшавского сойма 1661 года — «ўсё вынішчана».

В этой связи позволю обратить внимание на сравнительное положение Минска и Варшавы. Процветала ли в тот год столица польского государства, куда русские войска, как известно не дошли? Не я придумал: для обладателей «карты поляка» польское правительство ныне узаконило перечень фактов и дат истории, обязательных для демонстрации лояльности к польскому государству в беседе соискателей с консулами. В этом перечне особой строкой значится: «1655 Начало шведских войн (так называемый «Потоп»). Чарльз X захватил Варшаву и Краков. Варшава была захвачена и возвращена несколько раз, 80% ее населения было уничтожено. Город Ченстохова мужественно сопротивлялся. И наконец, в 1660 году, в Оливе между Швецией и Польшей был подписан мир».

17 век, отмеченный войнами Речи Посполитой с Москвой, Турцией, Швецией и внутренним конфликтом с украинскими казаками, не мог не захлестнуть в свои кровавые объятия и белорусские земли. Трагедии, постигшие Минск и Варшаву, можно проанализировать и на примере других городов и столиц Европы.

Подробнее, чем это делает господин Пальчис, суть того времени освещён в историческом романе-эпопее польского писателя Генрика Сенкевича «Потоп». Время действия романа длится с 1654 по 1657 год, действие разворачивается на фоне польско-шведской войны 1655—1657 годов. Пальчис в этом плане, как мы видим, предстаёт святее «правоверного поляка» и тем самым разоблачает себя как русофоба, которому ненависть к Русскому миру мешает объективно смотреть на ход мировой истории и видеть подлинную суть ушедшего в небытие времени.

Полагаю, цитата из произведения «Фауст» немецкого поэта Гёте в переводе русского поэта Пастернака в этом плане будет полезной для читателей:

«… Таков устав:
В ком больше силы, тот и прав.
Никто не спросит: «Чье богатство?
Где взято и какой ценой?»
Война, торговля и пиратство —
Три вида сущности одно «.
Николай Петрушенко

Николай Петрушенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *